пятница, 23 августа 2013 г.

Из Бруклина (Нью Йорк) в Поконо (Пенсильвания)

Из Бруклина (Нью Йорк) в Поконо (Пенсильвания)


 Незаметно пролетело три с половиной года, как я нахожусь в США. Через полгода моего приезда я освоилась в Нью Йорке. Нашла церковь, которую стала посещать и которая меня поддерживала. Это филиал корейской церкви Манмин. Почему корейская церковь? Если вы читали пост Как я оказалась в Америке, то уже знаете, что я была в Южной Корее. Я влюбилась в страну и в людей и теперь везьде стараюсь пообщаться с корейцами и поговорить те немногие слова что я знаю. Русско-язычное служение проходило в Бруклине и было еще служение на английском языке. которое ведет кореец пастор Ли с женой



Я довольно часто посещала эту церковь, несмотря на незнание английского языка. Моя любовь к Корее не уменьшается и все что корейское меня привлекает. (На фотографии пастор, я и его жена).  Тогда у них служение проходило тоже в Бруклине, а потом они перебрались в Квинс и время служения почти совпадало и ехать было очень далеко. 

Все что касается русского служения филиала церкви Манмин и то как я нашла эту церковь, описано в блоге "Мудрость и Сила Божья"

В один прекрасный день я обнаружила, что очень люблю Нью Йорк и его район Статен Айленд. Я прожила и проработала там полтора года. В середине 2012 года я нашла работу в Бруклине на Брайтоне. В элитном доме на берегу океана. Я работала по присмотру за женщиной 97 лет. 

Ее история жизни была очень интересной.  Она жила до войны 1941-1945 года в Ростове на Дону. Как она о себе рассказывала, выходило что и вто время она была очень вздорной и не уживчивой. Мама ей советовала пойти учиться и работать поваром, но она пошла работать на тракторе и грузовиках. В войну она оказалась в оккупации и ее вместе с другими угнали на работы в Германию. Там она и проработала у немцев до Победы.

На момент освобождения она оказалась в американской зоне и не захотела возвращаться в СССР. так она оказалась в Америке. Тут она долго перебивалась, как она говорит было плохо с работой, да и языка не знала. Ее познакомили и она вышла замуж за итальянского ресторатора. своих детей у нее не было. Дети мужа ее не очень любили за вздорный и не уживчивый характер. 

Она могла запросто оскорбить человека, вытереть об него ноги и пойти дальше как ни в чем не бывало. Потом опять подойти к этому человеку и общаться как будто они просто поговорили. 


  После смерти мужа Лиза, так ее зовут, продала дом и купила квартиру в элитном доме на Брайтоне с видом на океан. квартира на 9 этаже. Это Лиза в обеденной зоне своей квартиры. 

Долгое время она пела в церковном хоре. Голос у нее был преотличный. Но характер прескверный. Ее не любили в церкви, несмотря на то, что она готовила обеды, пела  и что-то еще делала. После того как у нее случился  инсульт, к ней никто не приходил и все священники про не забыли. 


Это часть ее гостиной по нашему. Квартиру эту она завещала своему племяннику в России и он иногда ей звонил. 

К ней приходила одна женщина с которой они были вместе в православной церкви, помогала ей заполнять счета оплаты за квартиру и прочее. Выписывала чеки мне. Лиза всегда старалась ее оскорбить. грубила. Но Валя все терпела, потому, что Лиза пообещала ее упомянуть в завещании.




Я как могла Лизу урезонивала, не позволяла ей оскорблять меня, держалась с ней ровно и спокойно и Лизе было очень тяжелою Она не могла на мне сорвать свое плохое настроение. Более всего меня в ней возмущало, то что она цеплялась к моей работе на компьютере, причем поздно вечером, когда Лиза уже лежала в постели. 

Вид с балкона Лизы на пляж Брайтон Бич.

Лиза считала. что я нажигаю ей электричества на 1000 долларов. Меня все это наконец достало до такой степени, что несмотря на очень хорошую зарплату, которую она платила (120 долларов в сутки). я ушла от нее по нашему взаимному желанию. 

Но до того как я ушла, мы пережили ураган Санди. Накануне урагана мы уехали в квартиру к той женщине, которая приходила к Лизе раз в неделю. Там мы и пережили ураган. Все над нами смеялись и утверждали, что ничего страшного не будет.

Лизин дом не пострадал, пожалуй единственный  из домов, который выходил на океан. Не было только света, воды и отопления. Хороши же мы бы были на 9-м этаже с бабулькой, которая еле по квартире ходит, без воды и еды.Картинки через три дня после урагана. Еще долго после урагана ходили по квартирам спасатели и спрашивали не нужна ли помощь. Уже в декабре я жила в районе который  был сильно затоплен во время урагана и там и в декабре развозили еду по домам и воду питьевую.



Соседний дом тоже элитный, залило все подземные гаражи и пропали все машины.







Так выглядел пляж после урагана и еще долго с него убирали мусор. на пляже валялись холодильники с едой, мебель, и машины. на островах были сильные разрушения. У моих знакомых затопило дом у одних полностью, у других наполовину. 


После урагана на день Благодарения мы расстались с Лизой. Некоторое время я снимала комнату, потом нашла комнату на условии бесплатного проживания за помощь по дому. Но тут женщина требовала помощь во много раз превышающую стоимость ее комнаты и я стала искать работу. 

Тут моя знакомая, предложила мне рассмотреть вариант по уходу за ребенком новорожденным, но не в Нью. Йорке. в Пенсильвании, в горах Поконо. Я много слышала о горах, но не представляла себе толком что и как. И вдруг я согласилась. 



Так меня увезли в Поконо. Я живу в комнате отдельной в двухэтажном доме. Малышке было 2 недели, когда я приехала и она оказалась у меня на руках. Теперь ей через 4 дня будет 4 месяца. Я ее обожаю. она меня тоже. Мама у нас американка и русского языка не знает, папа рускоговорящий. они приняли меня как бабушку для своих детей, есть еще старший мальчик.

С мамой детей мы стали очень дружны. Она очень ценит, то как я смотрю за малышкой. мы живем практически в лесу и выехать куда-то можно только на машине. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий